Довоенное творчество З.И. Азгура

 

1920 – 1930 – е  гг. – этап ученичества и становления художника. Это наименее изученный период творческой деятельности ваятеля. Скульптура, созданная Заиром Азгуром в довоенные десятилетия, не сохранилась. Сведения, полученные из архивных источников, периодических изданий, каталогов довоенных выставок, эпистолярного наследия художника, мемуаров его современников малочисленны и разрозненны. Судить о характере, стилистике произведений мастера представляется возможным на основании фонда фотографий и репродукций его работ, хранящихся в Мемориальном музее-мастерской З.И. Азгура, Белорусском Государственном архиве-музее литературы и искусства, Национальном архиве Республики Беларусь, архиве Национального художественного музея Республики Беларусь, архиве Музея современной белорусской скульптуры им. А.О. Бембеля и др.

Первыми учителями будущегохудожника были резчик по дереву Юган Глек и гончар Пилипп Потапенко. Под руководством П.Потапенко Заир Азгур  овладел азами лепки. Помимо ремесленных изделий,  глиняных игрушек, в начале своего творческого пути он пробовал себя и как портретист.

Переломным моментом в жизни Азгура стала встреча с И.Рябушкиным, студентом Витебского художественно-практического института (ВХПИ), который показал работы будущего скульптора Ю.Пэну. В результате Заир Азгур был принят в «Школу рисунка и живописи художника  Пэна». Под его началом Азгур учился на протяжении 1921 г., постигая искусство рисунка, композиции, живописи. В этом же году он поступил в Витебский художественно-практический институт – первое и единственное на тот момент высшее художественное учебное заведение в Белоруси. Азгур обучался живописи в мастерской С.Юдовина. Первой его серьёзной работой периода учёбы в ВПХИ была тематическая композиция «Гибель религии». По свидетельству самого Заира Азгура эта картина  экспонировалась в Витебске и пользовалась  успехом.

В 1923 г. Витебский художественно-практический институт был реорганизован в техникум. Толчком к реорганизации института послужила отчётная выставка учащихся. На V съезде работников искусств Витебской губернии работы за 1922/23 учебный год, представленные на просмотре, были признаны неудовлетворительными, институт – несоответствующим своему назначению и названию. Студентам предложили пройти проверочный экзамен, что позволяло успешно сдавшим его продолжить обучение в Витебском художественном техникуме (ВХТ). Азгур  экзамен  выдержал и был зачислен на отделение скульптуры. 

Фактически все работы Азгура 1920-х гг. носят классный характер. По композиционному решению это преимущественно головы с высоким срезом по линии плеч, портреты-типы. Художник изучает специфику объёмного изображения, язык пластики, что можно наблюдать в произведениях, относящихся к «керзинскому» периоду: «Работница Надя» (1924 г.), «Голова слесаря» (1925 г.),  «Ломовой извозчик. Балагола» (1925 г.).

Впервые работы скульптора экспонировались на отчётной за 1923/1924 гг. выставке Витебского художественного техникума. С 1924 г. Азгур принимает участие в республиканских художественных выставках. В 1925 г. он участвовал в I Всебелорусской художественной выставке с типичными для ВХТ штудиями «Голова рабочего» (2 скульптуры), «Голова старика».

После окончания техникума Азгур уезжает в г.Ленинград, где продолжает учёбу в Высшем художественно-техническом институте  (ВХУТЕИН) (1926-1928 гг.) у  профессоров Р.Баха, Г.Манизера, В.Лишева, В.Симонова. 

В работах ленинградского периода он решает чисто композиционные задачи – постановка фигуры человека, размещение её в пространстве.

В стенах академических мастерских художник продолжает работать  над портретом. Единственное известное произведение данного жанра, датированное 1926 г. – «Ленинградский рабочий».

Уверенный в необходимости дальнейшего профессионального роста, в 1928-1929 гг. Азгур продолжает  учёбу в Киевском государственном художественном институте, с весны 1929 г. – в г.Тбилиси в Академии художеств у Я.Николадзе, ученика О.Родена. Здесь, в отличие от предыдущих художественных заведений он работал самостоятельно, имея свободное посещение мастерской  Николадзе.

На этом период ученичества скульптора заканчивается. В 1930 г. он  возвращается в Беларусь и активно включается в художественную жизнь г.Минска.

1930-е гг. – период творческого становления Азгура, начало самостоятельной деятельности. Это десятилетие ознаменовано поисками художником новых выразительных средств, тем; совершенствованием пластического языка. Мастер стремится к созданию художественных образов, органично сочетающих частное, индивидуальное и общее, типическое, запечатлению многогранности личности изображённых, работает преимущественно в станковой скульптуре. К 1930-м гг. относится и первое воплощение монументальных замыслов художника.

В этот период Азгур начинает цикл портретов государственных деятелей. На основе иконографического материала создаёт портреты К.Маркса, Ф.Энгельса, Я.Свердлова, В.Ленина, И.Сталина, скульптурную группу «В.И. Ленин и И.В. Сталин» (1939 г.); портрет и проект памятника Серго Орджоникидзе (1937 г.).

Иной подход, принцип работы над образом характерен для цикла портретов представителей белорусской творческой интеллигенции. Портреты деятелей культуры, современников скульптора, создаются преимущественно с натуры. Главная задача, которая решается художником в данном случае – дать точную психологическую характеристику изображённого, передать сложность и многогранность творческой личности.

Портрет писателя, режиссёра, актёра, театрального деятеля В.Голубка (1930 г.) выполнен по заказу «Главискусства». Его отличает композиционная завершённость, энергичная, плотная лепка, ясный чёткий силуэт. Стилистически и пластически портрету Голубка близок портрет Народного артиста БССР, режиссёра и педагога М.Рафальского (1935 г.) архитектоничный, компактный, с доминированием вертикальных направлений, гладкой фактурой, тщательной проработкой лица. Эту линию продолжают портрет врача-психиатра К.Монахова (1937 г.), портрет Народной артистки СССР, оперной певицы Л.Александровской (1937 г.), отличающийся предельной чистотой объёма, мягкостью форм, плавным, ясным силуэтом.

Иначе трактованы образы А.Бразера, Я.Купалы и Я.Коласа. В портрете скульптора, живописца и графика Бразера (1935 г.) Азгур применяет композиционную схему, типичную для работ самого портретированного художника – нижний срез проходит по линии обнаженной груди изображённого. В данной работе нет заглаженности формы,  свойственной рассмотренным выше портретам. Лепка импрессионистична, фактура неровная, живописная. Островыразительно, с подвижной мимикой, иронично лицо модели. Портрет выполнен скульптором за один сеанс и при своей цельности, завершённости, «сделанности» сохраняет этюдность.

Сходны изобразительная и выразительная структура портретов Я.Купалы (1939 г.) и Я.Коласа (1940 г.), что позволяет воспринимать их как парные: нервная, с глубоким рельефом лепка; одинаковое композиционное построение – фронтальное погрудное изображение, посадка головы. Пьедестал в обоих случаях решён в виде необработанной глыбы камня.

Таким образом, в творчестве Азгура довоенного периода выделяются два разных подхода в трактовке образа. Первый основан на соблюдении законов репрезентативного, строго регламентированного изображения, второй находит применение в станковых портретах с натуры, требует понимания внутренней сущности модели, отличается широкой, свободной лепкой.

Если в произведениях 1920-х гг. Азгур акцентирует внимание на особенностях внешности портретированных, в скульптурах, созданных им в следующее десятилетие, стремится к передаче внутреннего сходства, комплексной характеристике изображённых.

В 1930-е гг. имя скульптора уже хорошо известно в Белоруссии, его  искусство востребовано. Азгур в числе других белорусских скульпторов, воспитанников Витебского художественного техникума А.Орлова, А.Глебова, А.Бембеля, Г.Измайлова совместно с русскими советскими скульпторами М.Манизером, М.Керзиным, В.Ритером принимает участие в первых крупных заказах правительства – декорировании интерьеров административных и общественных зданий: Дома Правительства, Минского театра оперы и балета, Дворца пионеров, Дома офицеров.

В 1932-м г. по проекту архитектора И.Лангбарда в г.Минске начинается строительство Дома Правительства БССР, единого архитектурно-скульптурного комплекса. На площади перед зданием был установлен памятник В.Ленину выполненный М.Манизером, объединяющий и завершающий общую архитектурно-пространственную ситуацию. Эскизы оформления интерьеров создавались после завершения строительных работ Керзиным под общим художественным руководством Манизера. Согласно плану, на лестнице, ведущей в помещения Верховного Совета БССР, были размещены портреты деятелей революции, выполненные в одном размере, материале (гипс тонированный), на одинаковых подставках. Азгуром для Дома Правительства созданы портреты французского коммуниста-утописта Гракха Бабёфа, советских государственных и партийных деятелей Ф.Дзержинского и А.Мясникова (1932-1933 гг.).